Как сделать счастье своей целью

501 Совет

        



Как сделать счастье своей целью

21 января 2015, Опубликовал admin в 8:08 дп | Нет комментариев

Как сделать счастье своей целью Счастье — прежде всего! Счастье — прямо сейчас! Если вы даже просто сконцентрируете свою жизнь вокруг счастья (и любви), то и это уже привнесет в вашу жизнь большие изменения. Хотя достоверность этого утверждения может показаться очевидной, мы редко отводим счастью первостепенную роль в нашей жизни.

Как сделать счастье своей целью: примеры из жизни

Учительница начальной школы провела опрос среди своих учеников третьего класса и поделилась с нами его результатами. Она попросила составить список их желаний. Представленные ответы помогли выявить огромное разнообразие предпочтений. Ученики включили в список поездки в парки развлечений, последнюю модель конструктора «ЛЕГО», космические путешествия, говорящих кукол, новый велосипед, более продолжительные занятия физкультурой, отмену домашних заданий и множество фантастических видео игр. Ни в одном из ответов не фигурировало желание быть счастливым и проявлять больше любви.

Конечно, наши школы и университеты не включают в свои учебные программы такой предмет, как стремление к счастью. Если посмотреть на предлагаемые курсы в свете отражения наших культурных ценностей и приоритетов, то стоит заключить, что искусство быть счастливым не снискало себе даже минимального признания. И какими образцами для подражания были наши родители для нас, или же можем быть мы для своих детей? Разве быть счастливым и любящим считалось когда-либо важным (или, вероятно, более важным), чем быть аккуратным, получать хорошие оценки или соблюдать нормы морали?

Результаты опроса младших классов подстегнули нас провести дальнейшие исследования среди учеников средней школы. Они хотели быть популярными, иметь друга или подружку, преуспевать в спорте, получить водительские права, иметь более продолжительные каникулы, красивую одежду и поступить в престижный колледж. Одна ученица сказала, что хочет, чтобы ее жизнь была увлекательной. Еще один ученик хотел путешествовать в машине времени. Аналогичная анкета была распространена среди студентов колледжа. Анализируя их ответы, мы обнаружили, что они хотят: иметь машину (любую, лишь бы были колеса), заниматься сексом или больше заниматься сексом, иметь хорошие отметки, иметь меньше курсовых работ и больше друзей. И опять-таки — никто не упомянул о желании быть счастливым, также как и любить и быть любимым.

А вот в ответах молодых людей, которым уже за двадцать, появились новые грани. Среди приоритетных желаний фигурировали такие, как серьезные взаимоотношения, более подходящая работа, больше денег и комфортное жилище. Дальше по списку мы отметили различную классификацию предпочтений: «более легкая жизнь», «поменьше неприятностей» и «побольше сложных задач». Те, которым за сорок, сконцентрировали свои устремления уже на других вещах и вопросах: они хотели, чтобы у них улучшились взаимоотношения с супругами, чтобы дети их больше ценили и уважали, чтобы было больше вакансий в выборе работы, чтобы была надежнее финансовая стабильность, меньше стрессов и больше личного времени. В желаниях шестидесятилетних обнаружились следующие приоритеты: здоровье, безопасность, уважение окружающих и значимая роль в их сообществе. Спорадически появились такие понятия, как мир, комфорт и даже счастье.

Когда мы опрашивали некоторых из респондентов на предмет, почему они хотели иметь новый велосипед, водительские права, лучшую работу или больше уважения со стороны своих детей, они всегда отвечали, что эти вещи или события сделали бы их счастливыми. Они представляли счастье как конечный продукт всех своих желаний и устремлений, однако не назвали прямо эту основную цель, которая лежит в основе всего перечисленного ими.

Как сделать счастье своей целью. Если мы так усердно трудимся, чтобы заработать деньги, чтобы построить взаимоотношения и совершенствовать наши тела, потому что считаем, что любое из этих достижений (или других, которые мы могли бы добавить к этому списку), принесет нам счастье, мы тем самым определяем на конечное чувство или ощущение, к которому мы стремимся. Зачем же тогда создавать преграды на нашем пути?

«Люби меня более страстно», — просит пожилой мужчина свою тридцатитрехлетнюю жену. — «Почему?». — «Потому что это сделает меня счастливым», — отвечает он. По сути, без этого он будет несчастлив (обещает он ей и себе). Таким образом, несчастье становится угрозой или мотиватором, а счастье — конечной целью.

Молодая мама, совмещающая работу и ведение домашнего хозяйства, просит своего мужа и детей, чтобы они ценили ее труды. Почему? «Потому что ваше признание поможет мне чувствовать, что вы мною дорожите и цените меня», — отвечает она. Почему она хочет, чтобы ею дорожили и ценили ее усилия? Потому что она знает, что ей будет приятно чувствовать это, это сделает ее счастливой. Однако само признание не делает нас счастливыми. В нас возникают «добрые чувства» в ответ на благодарность. Как ни странно, но некоторые из нас, наоборот, чувствуют себя неловко и даже хотят спрятаться, когда им открыто высказывают благодарность. Мы придумываем игру и ответные действия (разные у разных людей), а затем реализуем ее, как посторонние наблюдатели. Здесь не может быть никаких упреков! Просто возможность! Нас систематически обучали покупать комплексную систему убеждений. Мы, может, делаем лучшее, на что способны на основе тех убеждений. Тем не менее, мы можем пересмотреть их здесь и сейчас… и изменить их, если мы захотим этого!

Руководитель компании не обращает внимание на стресс, вызываемый трудоголизмом, и требует повышения выпуска продукции от себя и своих подчиненных для того, чтобы улучшить итоговые результаты. Почему он хочет получить еще большую прибыль, если его компания и так работает с прибылью? Он полагает, что такое достижение поддержит его финансовую надежность и инвестиционные активы. Когда его спросили, почему он хочет иметь больший резервный денежный фонд, он заявил, что тогда бы он смог, наконец, расслабиться и чувствовать себя спокойным (счастливым), независимо от непредвиденных обстоятельств в будущем. Спокойствие и комфорт (аспекты счастья) были конечной целью, в которых он себе отказывал или делал условными до момента достижения своих личных практических результатов.

Как прекрасно стремиться к страсти, живости и энтузиазму в наших любовных отношениях! Как приятно, разумно и полезно для любого из нас поощрять признание нашего вклада (который будет подарком и для дающего, и для принимающего)! Как трудно и увлекательно производить на рынке больше и одновременно повышать цену нашего собственного капитала! Но зачем же ставить наше счастье (наше хорошее внутреннее самочувствие) в зависимость от достижения этих целей? Почему бы ни быть счастливым сейчас, а потом стремиться к тому, чего мы хотим?

Несколько лет назад у меня была дискуссия с соседом, который считал мою жизнь в то время примером везенья и удачи. А вот у него ничего не произошло за тот год.

— Я был бы так счастлив, — говорил он, — если бы мне удалось разрешить некоторые из многих разногласий, которые возникли со старшей дочерью. — Ему бы хотелось, чтобы у них были более теплые отношения, но поскольку она переехала в другой город, он решил, что уже поздно что-либо изменить, поэтому ничего и не делал. Он надеялся найти другую работу в следующем году. Но рынок труда по его специальности сократился из-за экономического положения, поэтому он решил, что искать новую работу в такое время было бы неразумно. Он высказал еще одну тревогу по поводу того, что теперь, когда ему исполнилось пятьдесят лет, он не представляет уже былой ценности в глазах других. Он не мог смириться с мыслью, что ему могут отказать из-за возраста. Вместо того чтобы смело встретить утрату добрых чувств или возможность дискомфорта в будущем, он подавил свои желания прежде, чем они сумели выкристаллизоваться в нем. Он не позволил себе превратить свои мысли и желания в действия.

В ответ на его комментарии, я предложил альтернативную точку зрения. Знал ли он, к примеру, о том, что в этом году я хотел осуществить, по меньшей мере, сто разных дел и начинаний и активно занимался ими, хотя некоторые из них могли бы показаться бессмысленными? Понимал ли он, что примеры из моей жизни, приведенные им, представляли собой всего лишь четыре осуществленных желания из ста? В действительности, все остальные девяносто шесть моих желаний так и не осуществились в том году.

Поскольку я решил не привязывать мое счастье к осуществлению желаний (поэтому я не чувствую себя несчастным, если я не получаю то, чего хочу), то я свободен, свободен желать и осуществлять что угодно — все, что угодно! Поэтому то, что ему представлялось «удачей», на самом деле было сочетанием моей энергии и содействия вселенной, помогающей мне осуществить около 5% желаемого мною. За эти дары я испытываю искреннюю благодарность и счастье.

Зачастую мы превращаем желаемое нами в «необходимость получить» для того, чтобы быть счастливыми. Мы «нуждаемся» в любви, признании и похвалах, чтобы нам было хорошо. В результате наши устремления становятся отвлеченными и отягощаются боязнью неудачи (если мы не получим этого, мы осудим себя и будем несчастливы). Предположим, мы разрываем отношения. Положим, теперь мы решаем сделать счастье нашим главным стремлением и делаем все возможное, чтобы быть счастливыми сейчас, а затем стремиться к осуществлению наших целей. Вместо ощущения какой-то утраты личных возможностей, мы оказываемся более энергичными, творческими и дерзновенными в стремлении к тому, что мы хотим, поскольку мы уже не делаем ставку на счастье!

Мы создаем серию необходимых личных предварительных условий («когда люди будут обходиться со мной уважительно», «когда у меня будет больше денег», «когда я похудею») прежде, чем мы можем получить реальное вознаграждение, к которому мы стремимся. Мы подвешиваем счастье перед собой как морковку перед ослом. Почему мы не можем принять чувство, которое мы хотим ощущать, и поставить его в пределах досягаемости в самом начале списка наших желаний? Думая «Счастье прежде всего, счастье сейчас», мы бы просто смогли сделать так, чтобы наши приоритеты более точно отражали наши главные устремления.

Одна из моих сотрудниц однажды стала очень нетерпимо относиться к своей ассистентке и начала грубо разговаривать с ней, желая заставить ее измениться. Когда я спросил ее, хотела ли она этих «изменений» больше, чем счастья, она ответила: «Дайте мне возможность наладить нормальную работу в офисе, и тогда я буду счастлива». Вдруг у нее отвисла челюсть, когда она вдумалась в сказанное. «Здорово! — воскликнула она. — С какой стати?» Она создала в себе совершенно иное ощущение, когда отдала предпочтение счастью, а затем легко, непринужденно, прямо, но в то же время доброжелательно постаралась побудить свою ассистентку к изменениям. Даже когда гнев прорывается наружу (на мгновенье), хотим ли мы наполнить наши тела этим ощущением, со всеми его неврологическими и химическими проявлениями, вместо того чтобы сконцентрироваться на внутреннем спокойствии, несущем нашему телу расслабление и комфорт?

На наших диалоговых сеансах с супружескими парами я часто слышу, как один партнер заявляет другому, что единственное, что он/она желает себе и ему/ей, — это счастье. Пробив брешь в стене осуждения и молчания, родители, принимающие участие в наших семейных программах, также неустанно говорят о своем простом желании, чтобы их дети были счастливы. Но на основании их поведения до этого заявления я бы никогда не догадался о том, что под поверхностью семейных раздоров скрывается стремление к счастью и любви. Хотя многие из нас, может быть, и включили счастье в список желаний, но отдали ли мы ему предпочтение?

Иногда родители просто-таки мечтают удавить своих отпрысков, конечно, не в физическом смысле, а в своем воображении, чтобы утолить свой гнев и разочарование. Год за годом Сэлли пыталась привить своему сыну прилежность в занятиях и навыки личной гигиены. Чем больше она старалась навязать ему свои собственные взгляды, тем сильнее он сопротивлялся им. Она чувствовала, что ее задевает это так сильно, что единственно разумной реакцией на его поведение может быть только яростный гнев. Поладить с сыном и быть счастливой означало сдаться и проиграть битву за его перевоспитание. Действия сына должны были измениться, для того чтобы она могла спокойно вздохнуть и обрести внутренний мир и хорошее самочувствие.

После посещения одной из моих лекций Сэлли позволила себе пересмотреть эту точку зрения и поразмыслить над возможностью поставить счастье во главу угла в своей жизни. В следующий раз, когда ее сын принес записку из школы, в которой сообщалось о том, что он не полностью выполнил домашнее задание, Сэлли решила провести эксперимент со своим новым намерением и обнаружила, что приняв решение, она прекрасно может — ситуацией. Кроме того, она не «сдалась», как это могло произойти по ее предположениям, а стала более решительной, чем обычно, и лишила сына некоторых привилегий, пока он не исправил положение. Когда сын попытался бурно выразить свой протест, она улыбнулась ему, сказала, что больше не желает выслушивать его словесные выпады, и вышла из комнаты, не пускаясь в дальнейшие пояснения. У нее не возникло чувства ненависти ни к себе, ни к нему. Она отдала предпочтение счастью, и, сделав такой выбор, Сэлли ничуть не умалила своих родительских прав, а напротив почувствовала большую ответственность и как ни странно, большую любовь в своей ответной реакции.

Сэлли послала мне несколько писем, написав о ее решении в пользу выбора комфорта и отказа от дискомфорта, которые она сочла единственно правильной реакцией на поступки своего сына. «Мой сын теперь не может управлять моими ощущениями счастья и несчастья, к этим кнопкам на моем пульте имею доступ только я». Сэлли рассказала, как простая мысль о выборе «сиюминутного счастья» стала краеугольным камнем ее «декларации эмоциональной независимости», которую она совершенствует и дальше.

Коллега поведал мне историю о том, как отдав предпочтение счастью, он сумел оказать влияние на благополучный исход его длительного спора с женой. Он провел не менее получаса в ожесточенной дискуссии с женой о времяпрепровождении в предстоящие выходные. Он хотел переточить и настроить отрезной станок со столом, а затем начать строительство сауны за домом. Жена считала, что они вдвоем должны посвятить день покупке ткани на гардины, пока недавно повешенные новые синие ковры еще не выгорели на солнце. В разгар перепалки он понял, что одержать «победу» в споре стало его главной целью. И тут он вспомнил о том, что существует понятие о приоритете счастья. Сначала он воспротивился мысли о том, чтобы сдать свои позиции, чувствуя, что он кровно заинтересован в исходе этой ссоры. Но, в конце концов, голос разума восторжествовал, и он переключил свои усилия с того, чтобы добиться своего, на энергию признания и любви. «Больше всего, — молча напомнил он себе, — я хочу быть счастливым».

Он оборвал себя на полуслове, глубоко вдохнул и сказал:
— Что бы ты ни сказала, это не сможет ослабить мою любовь и добрые чувства к тебе. Что бы ни случилось, я хочу, чтобы мы были счастливы.

За этим последовало несколько секунд неловкого молчания.

— Постой-ка, дружок, я знаю, к чему ты клонишь, — резко произнесла жена. — Не вчера родилась. Ты просто пытаешься манипулировать мной, чтобы я с тобой согласилась. Не тут-то было!

— Хотя я по-прежнему не хочу идти за покупками, для меня важнее быть счастливым и любящим и не ссориться с тобой.

Он наклонился через стол, чтобы поцеловать ее, но она быстро отстранилась. И снова, в глубине души, он подтвердил свое стремление быть счастливым и любящим, несмотря ни на что. Его жена противилась этому новому повороту событий еще, по меньшей мере, минут десять, но затем, видя его упорные старания быть милым, она отказалась от борьбы и посмеялась над его выдумками. Они преодолели свои разногласия, решив провести полдня дома, а другую половину — посвятить покупкам. Но самое главное — это то, как спокойно и комфортно почувствовал себя этот мужчина сразу же после принятия решения изменить свои намерения во время разговора.

Адвокат, посетившая одну из наших программ, рассказала, что выбор счастья приблизил наступление решающего момента в ее юридической практике. После того, как в течение нескольких дней она проверяла пополнение счета со своими клиентами, она привела их в суд, где те должны были выступать в качестве тяжущейся стороны в деле о неуплате по счетам. Ее клиенты выглядели взволнованными и нервничали.

Неожиданно для самой себя она заявила вслух: «Давайте не будем забывать, что мы представляем в суде серьезное дело, но важнее всего — это то, что мы хотим при этом испытать счастливые ощущения». Изумленные клиенты молча смотрели на нее в течение нескольких секунд, а потом последовали за ней в зал заседаний. Позднее один из мужчин, которых она представляла, рассказал ей, что ее комментарий оказал на него неожиданное влияние. Сразу же после ее слов он расправил плечи и разжал крепко стиснутые в кулак руки, лежавшие на дипломате. Во время всего судебного заседания он рассматривал и пересматривал ее новое необычное предложение и понял, что его абсолютно не тронула недостоверная информация, которую представили оппоненты. Он полагает, что его способность четко отвечать на вопросы, тоже в значительной степени была обусловлена его решением сделать это событие максимально приятным для себя. Ему никогда не приходило в голову, что концентрация на своем комфорте может дать такие позиционные преимущества. Он превзошел самого себя.

Следует отметить, что не все клиенты прореагировали, как этот мужчина. Однако после этого случая эта адвокатесса всегда напоминает своим клиентам о том, что они, по мере возможности, должны культивировать в себе комфорт, счастье и внутреннее спокойствие, даже если это бракоразводный процесс, дело об опеке ребенка или сложные деловые тяжбы. Она сообщает о том, что огромное количество людей поступают предложенным ею образом и число ее клиентов растет, поскольку крепнет ее репутация как адвоката, включающего счастье в юридические процессы.

Когда мы привносим энергию во взаимоотношения, карьеру или воспитание ребенка, мы хотим создать ситуацию, которая сделает нас счастливыми. Мы стремимся проводить большую часть наших дней, манипулируя внешней средой в ожидании вечного счастья, а не ощущая его сиюминутно как первую необходимость.

Несомненно, это становится самым очевидным кратчайшим маршрутом к счастью. Не надо никуда идти. Не надо взбираться ни на какие горы. Не надо добиваться успехов. Не надо ничего покупать. Мы можем осуществлять все наши цели уже из счастливого пространства, в котором находимся сейчас, и не ждать реализации внешних событий для того, чтобы стать счастливыми.

Нет смысла делать из счастья десерт в меню из многих блюд, оно само может стать единственной и полнокровной пищей. В следующий раз, когда любимый будет разговаривать грубо, сотрудник — критиковать, ребенок — кричать или родитель — бранить, мы можем воспользоваться этим случаем, чтобы напомнить себе о том, что прежде всего и больше всего мы хотим быть счастливыми. А, по сути, мы решаем просто не нажимать кнопки несчастья или невзгод. У нас есть возможность сделать такой выбор. Даже в случае нападения или утраты богатства, мы можем подтвердить наш самый главный приоритет — быть счастливыми.

Мы можем верить, что наше счастье перестроит не только дендриты в нашем мозгу, но также и молекулы нашего материального мира и станет колыбельной песней, очаровывающей нашу вселенную.

Источник: astromeridian.ru



Нет пока комментариев.

Вам надо войти, чтобы написать комментарий.

Яндекс.Метрика Индекс цитирования.